кого можно назвать «живыми» душами, в поэме Гоголя. (не слишком много, на станицы 2)

  • кого можно назвать истинно мертвыми и истинно живыми душами в поэме «Мертвые души»Композиционно поэма состоит из трех внешне замкнутых, но внутренне взаимосвязанных кругов — помещики, город, жизнеописание Чичикова, — объединенных образом дороги, сюжетно связанных аферой главного героя.Но среднее звено — жизнь города — само состоит как бы из сужающихся кругов, тяготеющих к центру: это графическое изображение губернской иерархии. Интересно, что в этой иерархической пирамиде губернатор, вышивающий по тюлю, выглядит как бы фигурой марионеточной. Истинная жизнь кипит в гражданской палате, в «храме Фемиды». И это естественно для административно-бюрократической России. Поэтому эпизод посещения Чичиковым палаты становится центральным, самым значительным в теме города.Описание присутствия — апофеоз гоголевской иронии. Автор воссоздает истинное святилище российской империи во всем его смешном, уродливом виде, вскрывает все могущество и одновременно немощность бюрократической машины. Издевка Гоголя беспощадна: перед нами храм взяточничества, лжи и казнокрадства — сердце города, единственный его «живой нерв».Вспомним еще раз взаимосвязь «Мертвых душ» и «Божественной комедии» Данте. В поэме Данте героя водит по кругам Ада и по Чистилищу Вергилий — великий римский поэт дохристианской эпохи. Ему — нехристианину — нет пути лишь в Рай, и в Раю героя встречает Беатриче — его вечная светлая любовь, воплощение чистоты и святости.



See also: