5-го апреля 1656 года в семье тульского кузнеца появился на

5-го апреля 1656 года в семье тульского кузнеца появился на свет будущий русский промышленник Никита Демидович Антуфьев. Обывателю этот человек известен под фамилией Демидов, образовавшейся, по-видимому, из его отчества.

Никита Демидович происходил из мастеров-оружейников, владел в Туле оружейной фабрикой и «вододействующим» чугуноплавильным заводом. Его отец, Демид Клементьевич Антуфьев (или Антюфеев), происходил из государственных крестьян и приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться в городе кузнечным ремеслом. В 1664, когда его сыну было восемь лет, Демид умер. Согласно другой версии, Никита Демидов – простой крестьянин, бежавший в тульскую оружейную слободу, спасаясь от рекрутского набора. По третьей, он бежал в Тулу из Москвы, где служил на Пушечном дворе. Но так или иначе, уже в 1690-е Никита Демидов весьма успешно торговал железом и был владельцем железоделательного завода, что уже тогда делало его положение совершенно исключительным, поскольку другие немногочисленные заводы того времени принадлежали сплошь иностранцам и членам правящей элиты.

Деятельность:

Никита Демидов встретился с царем Петром I, и эта встреча изменила его жизнь. По поводу этой встречи существует несколько легенд. По одной из них Никита стал известен царю тем, что починил сподвижнику Петра, барону Шафирову, его немецкий пистолет, да еще и изготовил точную его копию. По другой – Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшимся в 1696 выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу. Петр сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Демидовым ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то царь в 1701 г. приказал отмежевать в его собственность лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добычи угля дать ему участок в Щегловской засеке. Также он выдал Демидову специальную грамоту, позволявшую расширить производство за счет покупки новой земли и крепостных для работы на заводах.

Петр I, оценив предпринимательские способности Демидыча (так любил его называть царь), решил, что тот должен увеличить эффективность казенного производства. В 1702 году Демидову были отданы казенные Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Невье на Урале еще при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Демидов наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев.

В 1703 году Пётр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов построил еще пять предприятий – молотовые заводы Шуралинский (1716) и Быньговский (1718), перерабатывающие чугун Невьянского завода, а также Верхнетагильский (1720), Нижнелайский (1723) и Нижнетагильский заводы. Но Никита Демидов столкнулся и с противодействием чиновников и местных властей. Несмотря на покровительство со стороны Петра, верхотурские воеводы постоянно притесняли его, и царю нередко приходилось защищать своего любимца, требуя, чтобы промышленнику не мешали, а помогали.

Производительность уральских заводов оказалась очень высокой, а их продукция вскоре существенно превзошла общий объем производства всех заводов Европейской России. Уже в 1720 году Урал (преимущественно «демидовский») давал, по меньшей мере, две трети металла России. Такого результата вряд ли ожидал и сам Петр. Это не могло не добавить уважения царя к «славному кузнецу Никите Демидову», споро развернувшемуся в своем «медвежьем углу».

Нуждаясь в рабочих руках, Демидов вопреки строгим запрещениям Берг-коллегии переманивал к себе лучших мастеров с казенных заводов, принимал шведских пленных, знавших чугунолитейное дело, укрывал беглых. Производительность труда его рабочих была очень высокой. «Демидов, у которого нет и четвертой части приписных крестьян против казенных заводов, несмотря на то, отпускает железа вдвое более против казенных заводов» — писал В. Н. Татищев.

С 1702 по 1706 г. на демидовских заводах было изготовлено 114 артиллерийских орудий, с 1702 по 1718 — 908,7 тысяч штук артиллерийских снарядов. При этом Демидов выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики. С 1718 г. он стал единственным поставщиком железа, якорей и пушек для русского флота, в результате чего обрел в лице главы Адмиралтейства Ф.М. Апраксина влиятельного покровителя.

К концу царствования Петра I внутренний рынок получил достаточно металла, и страна стала экспортировать железо, год от года все больше. С 1716 г. была начата отправка железа на экспорт. Между заводами были проложены дороги для транспортировки заводской продукции, расчищен судоходный путь по р. Чусовой, построены сплавные суда, пристани, склады. Управляющий уральскими казёнными заводами инженер Вильгельм де Геннин, посетивший демидовские заводы в 1722 г., нашел их «весьма в добром состоянии» и отметил, что заводов «таковых великих и прибыточных во всей России и в Швеции едва найдутся ли».

Никита Демидов проявил себя талантливейшим организатором, энергичным предпринимателем, обладал феноменальной памятью, лично вникал во все детали заводского хозяйства. Он был патриотом родины, проявлял «ревность к отечеству», поставляя продукцию в казну по более низкой цене, оказывал помощь деньгами и железом в строительстве Петербурга. В 1720 году Никита Демидович был возведен в потомственные дворяне и получил фамилию Демидов.

В это время из двадцати двух металлургических заводов России Демидовым принадлежали восемь. По некоторым сведениям, годовой доход Никиты Демидова в это время составлял более 100 тысяч рублей.

Конфликт с властью:

Никита Демидов обладал огромным авторитетом, пользовался благосклонностью царя и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию. Используя свое влияние, Демидов всячески отстаивал свои интересы перед губернаторами и коллегиями. Когда в 1722 году новый руководитель уральской промышленности В. Н. Татищев начал проводить политику развития казенных предприятий на Урале для дальнейшей передачи их в частные руки. Демидов, увидев в этом угрозу своей монополии, оклеветал его перед царем, и над Татищевым назначили следствие. Но в ходе следствия выявилась истинная подоплека действий Демидова.

«Ему не очень мило, — писал царю де Геннин, ведший следствие, — что вашего величества заводы станут здесь цвесть, для того, что он мог больше своего железа продавать и цену положить, как хотел, и работники б вольные все к нему на заводы шли, а не на ваши…»

В результате вмешательства царя, суд наложил на Никиту Демидова огромный штраф, и на Урале начала развиваться казенная промышленность. Демидовская монополия оказалась нарушенной, на Урале впервые появились другие промышленники (пока в основном в медеплавильной промышленности).

Семья:

У Никиты Демидовича было три сына:
Акинфий (1678—1745),
Григорий,
Никита (умер в 1750-х).

За заслуги в развитии промышленности императрица Екатерина I в 1726 году возвела братьев в потомственное дворянство.

17 ноября 1725 года Никита Демидов умер.
http://kasli.forum2x2.ru/t88-topic

#ЖЗЛ_mirror_of_history
#Российская_Империя_mirror_of_history




Ссылка на основную публикацию
2018